06.03.2021 / Суббота/ 15:27
Д л я   т е х ,   к т о   з а н я т   д е л о м   !
Поиск
Юрий Казаченко

Юрий Казаченко: Мифы пенсионной системы Беларуси

Только независимая наука может быть объективной. Современная общественная наука служит интересам государства. Поэтому в ней много мифов, в том числе и касающихся пенсионной системы.

Юрий Казаченко: Мифы пенсионной системы Беларуси

Пожалуй, самый устойчивый и распространенный из них – это вера в то, что пенсионер получает те деньги, которые он выплачивал в Пенсионный фонд (ныне - Фонд социальной защиты населения), когда работал. Разубедить в этом невозможно даже некоторых экономистов. И поддерживается он очень активно. Наверное, многие видели подобный билборд или брошюру в ОАО «Беларусбанк».

Уплата вами взносов в ФСЗН не гарантирует заслуженную старость. Ваши взносы – это пенсии нынешних пенсионеров. А гарантия вашей пенсии – это налоги с тех, кто работает, когда вы находитесь на заслуженном отдыхе.

Экономические основы работы ФСЗН проста. Собрал взносы с работающих – отдал пенсионерам за минусом зарплаты и содержания самого фонда (траты на те же билборды). Снова собрал – снова раздал. И так от месяца к месяцу. Никаких накоплений, вложений или инвестиций в выгодные проекты не происходит. При этом математика размера пенсии простая. Больше пенсионеров – меньше пенсии. Меньше пенсионеров – больше пенсии.

Еще один активно навязываемый в последнее время пенсионный миф – это возможность решения пенсионной проблемы путем создания накопительной пенсионной системы. Однако сегодня в мире нет ни одной страны, в которой она бы успешно функционировала. Долгое время в качестве образца приводились Чили. Эту страну и сейчас пытаются преподнести как самую новаторскую и продвинутую в пенсионном плане.

В 1981 году в Чили одномоментно государственная распределительная система была заменена частной накопительной. И все было замечательно, пенсионная система работала как часы, пока деньги просто перечислялись в ее фонды для накопления. Первым пенсионерам тоже повезло. Как и в случае с первыми вкладчиками МММ, они остались довольны выплатами. Проблемы начались, когда люди стали массово выходить на пенсии. В 1981-м им обещали золотые горы, пенсии почти как зарплаты, но на деле размеры пенсий оказались мизерными. При том, что общие накопления пенсионных фондов сравнимы с ВВП страны. Нигде нет информации и о том на что жили люди, которые уже находились на пенсии к 1981 году и накопить не могли ничего в принципе. Но легко найти информацию о том, что в 2016 году чилийцы вышли на улицы и потребовали вернуть распределительную систему. С каждым годом количество приверженцев этой идеи только возрастает, протесты становятся более агрессивными. Многих категорически не устраивает, что их пенсия – это коммерческий продукт, а не социальная гарантия государства. Протесты не утихают, несмотря на то, что в 2017-м правительство пошло на уступки и частично вернуло солидарную пенсионную систему.

Причину недовольства чилийцев их пенсионной системой еще в 2016-м объяснили безработицей, малым трудовым стажем, низкими отчислениями. И продолжают объяснять этим до сих пор. Поэтому, мол, и отчисления в пенсионные фонды чилийцам нужно увеличивать, и пенсионный возраст увеличивать. Но этим путем идут не только чилийские, но и европейские, азиатские, американские власти – все, у кого есть накопительная пенсионная система. Почему?

Для существования накопительной пенсионной системы нужны идеальные экономические условия: постоянный рост прибыли, отсутствие кризисов, дефолтов, гиперинфляций и т.п. Но гарантировать их отсутствие никто не может. Накопление есть увеличение количества рабочих - это основной закон экономики.

Опять же, во что 30-летний рабочий может вложить деньги, чтобы, выйдя через 30 лет на пенсию, получать со своего приобретения деньги? Нефтяная скважина? Так долго сейчас они не эксплуатируются, вырабатываются гораздо раньше. К тому же, идет активный переход на альтернативные источники питания. Недвижимость? К тому времени ей нужен будет капитальный ремонт и не факт, что она будет востребована. Оборудование? Оно устаревает за 10-15 лет. Технологии? Они устаревают еще быстрее.

Единственный объект вложения средств, который будет приносить прибыль через 30-40 лет – это ребенок, который вырос и начал работать. «Люди – наше главное богатство» - не фигура речи, а экономическая аксиома. Ребенок - это лучший объект для вложения средств. А если это так, то кто их вкладывает и в каком объеме?

Можно подсчитать средства, выплачиваемые в нашей стране семье при рождении ребенка и далее до достижения им 18 лет. И подсчитать сколько на ребенка реально нужно средств, если условиться, что в месяц на него расходуется один бюджет прожиточного минимума. Подсчеты показывают, что в нашей стране все государственные выплаты составляют лишь около 15% от требуемой суммы. Но и после 18 лет траты не прекращаются: ребенка нужно как минимум обучать, а высшее образование практически стало платным. То есть основные средства в ребенка вкладывает семья. Социально и экономически справедливо, чтобы его родители большую пенсию и получали. Но этой справедливости в существующей пенсионной системе нет.

В действительности накопительная пенсионная система решает другую задачу. Истинное ее назначение – снижение разницы между доходами работающих и пенсионеров.

И в нашем госбюджете, и прогнозных показателях социального развития, и во всех рекомендациях международных структур есть четкая цифра - 40%. Именно таким считается оптимальный размер пенсии по отношению к зарплате. То есть важен не размер пенсии: 100, 200 или 1000 рублей. Важно сколько она составляет от зарплаты. Базовая величина – 40%. Если это соотношение ниже – человек после выхода на пенсию начинает чувствовать себя нищим.

Цель всех пенсионных реформ - поддержать соотношение зарплаты к пенсии на уровне 0,4. Самое, казалось бы, простое решение – увеличивать отчисления из зарплаты в фонд соцзащиты на выплату пенсии. Но если налоги постоянно увеличивать и забирать их принудительно – бизнес уходит в тень, зарплата перестает стимулировать к труду. Что толку вкалывать, если государство все равно все заберет на налоги в ФСЗН? Другое дело, когда человек сам делает сбережения, то есть не тратит деньги на себя. Вот как это происходит.

Предположим, введена накопительная пенсионная система. И предположим, при накопительной пенсионной системе работник 10% зарплаты сам откладывает в некий накопительный фонд. Значит, на себя он тратит только 90%. И даже если пенсия будет не требуемые 40, а меньше, лишь 35% от зарплаты - соотношение между 90 и 35 – 0,39. Почти требуемые 0,4. Небольшой накопительной выплаты всего в несколько процентов от зарплаты достаточно, чтобы соотношение доходов пенсионера и рабочего стало больше 0,4 и создало у первого ощущение достатка.

Любая пенсионная система существует за счет налогов с тех, кто работает. Нет налогоплательщиков (именно налогоплательщиков, а не коммунистического труда, инноваций, ускорения, нового мышления, компьютеризации, ИТ-производств, нано-технологий, роботизации и т.д.) – нет пенсии. А восполнять налогоплательщиков можно только двумя путями: рождаемостью либо миграцией.

Третий очень распространенный миф связан с компьютеризацией и роботизацией. Почему-то подавляющее большинство населения уверено, что роботы сделают пенсионеров богачами. При этом совершенно не думают о том, что новые технологии создаются и развиваются для продажи. А роботов директора заводов покупают для получения прибыли, а не выпуска бесплатных товаров пенсионерам.

Простой пример. Предположим (условно), на Минском тракторном заводе (МТЗ) и Ростсельмаше работают по 10000 человек и выпускают примерно одинаковую продукцию. ФСЗН ежемесячно пополняется на 35% зарплаты каждого из работников МТЗ. Поскольку работников 10000 – поступившая в ФСЗН сумма составит 3500 (10000х0,35) зарплат.

Затем, чтобы сделать продукцию более конкурентоспособной, МТЗ перешел на роботизированное производство. На заводе остались лишь 100 работников (в 100 раз меньше, чем было). В этом случае ФСЗН получит от МТЗ лишь 35 зарплат (0,35х100) – в 100 раз меньше, чем до роботизации…

Решить пенсионную проблему – это, по сути, решить проблему низкой рождаемости. Несмотря на важность и огромную экономическую, политическую, культурную, социальную значимость - в нашей стране нет научного учреждения, призванного изучать и решать проблему низкой рождаемости. Она решается факультативно, разрозненными специалистами побочных наук попутно с выполнением ими основных задач. Но без создания научной дисциплины, предметом изучения которой будет непосредственно рождаемость – проблему демографического кризиса не решить. А значит и достичь стабильности пенсионной системы – тоже.

Необходимо создание ИНСТИТУТА РОЖДАЕМОСТИ, призванного дать научную основу для решения пенсионного и других социальных государственных проектов через призму рождаемости. И возможно, создание такого института в рамках Союзного государства стало бы лучшим проявлением сотрудничества двух стран.

Будте в курсе событий ПЕРВЫМИ. Подписывайтесь и читайте нас :
Новости по теме «Блог Юрия Казаченко»