25.10.2021 / Понедельник/ 13:22
Д л я   т е х ,   к т о   з а н я т   д е л о м   !
Поиск
Александр Сацук

Александр Сацук: Почему Швед потерпел поражение под Варшавой

Варшава отказала Генеральной прокуратуре Беларуси в выдаче подозреваемого в преступлении. Белорусская сторона сразу же принялась апеллировать к международным договоренностям, не поняв главного.

Александр Сацук: Почему Швед потерпел поражение под Варшавой

Развернув не виданную в Европе со Средних веков «охоту на ведьм», белорусские правоохранительные органы теряют остатки доверия у западных коллег. Под тенью политической инквизиции, по оценке Запада, находятся теперь любые действия белорусских силовиков в их направлении. 

Последний отчетливый сигнал об этом подала Генеральная прокуратура, возглавляемая Андреем Шведом. Вчера главный белорусский орган, призванный осуществлять надзор за соблюдением законности, пожаловался на своем сайте на суд и Минюст Польши, которые отказались выдать белоруса, обвиняемого на родине в мошенничестве, подстрекательстве в даче взяток и служебном подлоге.

Основание для отказа: «поскольку в Республике Беларусь могут быть нарушены его права и свободы».

Генеральная прокуратура Беларуси посчитала уместным подробно описать один из эпизодов, инкриминируемых подозреваемому, а также попенять полякам, что указанное ими основание для отказа не предусмотрено двухсторонним Договором между Республикой Беларусь и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным, трудовым и уголовным делам от 26.10.1994 года.

Ну что тут можно сказать. Если белорусская прокуратура под руководством Андрея Шведа и суд оценивают как преступное желание наймодателя расторгнуть договор найма жилого помещения, ждите соответствующего отношения. Это о случае, когда владелица квартира решила расторгнуть договор найма с помощником прокурора.

Договор между Республикой Беларусь и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным, трудовым и уголовным делам от 26.10.1994 года (Далее – Договор), заключался для того, чтобы помочь государственным органам решать их задачи, в том числе задачи по привлечению виновных в совершении преступлений к установленной ответственности.  Фундаментом этой «криминальной части» Договора БЫЛО взаимное доверие правоохранительных органов двух стран, и желание усилить это доверие и сотрудничество.

Любой договор, прежде всего, основывается на определенной степени доверия сторон друг к другу. Нет доверия – нет договора. А если даже данный договор и существует в юридическом плане, то при отсутствии доверия он просто перестанет действовать.

Исходя из доверия сторон, прописанная в Договоре между Беларусью и Польшей процедура выдачи подозреваемого в совершении преступления, по большей части имеет формальный характер. Страна, в которую направлен запрос о выдаче, не рассматривает все собранные следствием доказательства, не определяет виновен человек в совершении инкриминируемого преступления или нет. Не выносит оправдательный либо обвинительный приговор.

Процедура выдачи основывается исключительно на презумпции доверия. Доверия тому, что правоохранительные органы страны, которая требует выдачи подозреваемого, действительно выдвинули законное и обоснованное обвинение. Доверия тому, что в стране, которая требует выдачи подозреваемого, будет проведено независимое расследование и независимый суд, которые учтут все доказательства, как оправдательного, так и обвинительного характера.

Однако в свете всех последних событий в Беларуси, публичных заявлениях Александра Лукашенко, постоянно выпячиваемой Генеральной прокуратурой, силовыми структурами и судом своей усиленной работы в деле «охоты на экстремистов», в правоохранительных органах Польши и других западных стран, о белорусских коллегах сложилось мнение, как об осовремененной версии средневековой инквизиции.

Возможно, что тот самый гражданин Р., 1987 года рождения, действительно совершил все те действия, о которых пишет Генеральная прокуратура. И возможно прокуроры правы, когда указывают, что данный гражданин может совершить аналогичные противоправные действия в отношении граждан Польши.

Но какое может быть доверие всем этим словам, когда до этого на весь мир было заявлено, что в Беларуси «иногда не до законов»?

Можно красочно описывать в своей просьбе о выдаче, все, что совершил гражданин Р. Можно приводить множество статей из Уголовного кодекса Беларуси и разные иные аргументы. Но над каждым таким обоснованием будет висеть яркая красная звездочка и соответствующее примечание: «С поправкой на то, что иногда не до законов». И эта поправка будет присутствовать во всех запросах Генеральной прокуратуры и других правоохранительных органов Беларуси в западном направлении, так сказать «без права редактирования».

Кроме того, если бы сотрудники Генеральной прокуратуры внимательно взглянули на весь Договор, то они бы увидели, что там говорится о дружбе, усилении сотрудничества, а сам договор построен на принципе тождественности уголовного законодательства двух стран. Речь, естественно, не о том, чтобы уголовные кодексы двух стран предусматривали одинаковые составы преступлений. Предусмотренные Договором положения - это больше из области одинаковой криминальной оценки по принципу Маяковского: Что такое хорошо и что такое плохо? А как раз с этим у двух стран сейчас принципиальные, можно даже сказать, фундаментальные различия.

Но и этой еще не все. Сейчас две страны находятся в стадии «холодной войны» и соответственно нет никаких дружеских отношений, которые прописаны в преамбуле Договора и ради развития которых собственно этот Договор заключался. Польша однозначно определяет действия белорусских властей на границе как «гибридная война», обвиняет в репрессиях против собственного народа и в преследовании польского меньшинства. Лукашенко же обвиняет Польшу в том, что та хочет оттяпать Гродненскую область, что «лязгает» гусеницами у границы. А государственные СМИ Беларуси и штатные пропагандисты характеризуют высших должностных лиц Польши как «нечисть» и рисуют карикатуры в духе советского сюрреализма.

К этому можно добавить еще проблему легитимности. Генеральную прокуратуру Беларуси возглавляет Андрей Швед, который назначен на должность Александром Лукашенко ровно через месяц после президентских выборов, которые не признаны Польшей, также как Латвией, Литвой, Эстонией, Германией, Данией, США и многими другими странами.

И я категорически не согласен с тем, что подобное непризнание выборов и соответственно Александра Лукашенко как президента Беларуси, является вмешательством во внутренние дела нашей страны. Любое государство по большому счету является своеобразным предприятием, со своей процедурой назначения руководителя. И каждый нормальный руководитель предприятия, проработавший в должности хотя бы пару лет знает, как важно, чтобы процедура назначения и оформление документов на руководителя (представителя) не вызывали сомнений ни внутри предприятия, ни у контрагентов.

А если вдруг нового руководителя предприятия не признает давний партнер, то это суверенное право данного партнера, признавать или не признавать. В то же время это большая проблема, причем исключительно проблема того предприятия, которое так все «замечательно» провело и оформило.

Когда касательно Беларуси начинают спорить сколько за кого отдали белорусы голосов на выборах 2020 года, сколько голосов дорисовали, то я всегда говорю, что проблема не в количестве голосов. Проблема в том, что белорусские власти не смогли, а точнее не захотели провести процедуру так, чтобы это не вызывало сомнений в достоверности хотя бы у наших внешних партнеров.  А раз не захотели, то сразу возникает вопрос мотива. И на ум приходит только один.  

В хозяйственной деятельности такое тоже иногда случается, когда какой-то контрагент не признает документы, представленные для подтверждения легитимности представителя. Тогда либо пробуешь спокойно переубедить партнера, либо просто все переделываешь, чтобы у партнера больше не было вопросов.

А если вместо реального решения проблемы написать на лбу «Сам дурак», взять в руки вилы и прийти к бывшему партнеру, чтобы потыкать носом в пункты договора, подписанного когда-то в состоянии дружбы, то верхом наивности было бы ожидать, что все сразу наладится.

Тут можно было бы похихикать над стенаниями Генеральной прокуратуры, но, честно говоря, не до смеха. В свете все этого перспективы Беларуси в борьбе с реальной преступностью, выглядят весьма туманными, особенно учитывая, что в современных условиях преступность носит трансграничный характер. Западные и различные международные структуры теперь будут отказывать в каких-то действиях против белорусских граждан просто на всякий случай, чтобы случайно не ошибиться. Как ошибся в свое время Фазель. Потому что как Фазель потом не отмоешься.

Мало того, что сейчас в Беларуси реальным преступникам уделяется сосем не столько внимания как ранее. Все силовые ведомства нацелены на возбуждение уголовных дел «протестной направленности» - в официальных сообщениях они занимают больше половины места. Так к этому еще прибавляется реальная возможность преступников скрыться в какой-нибудь западной стране, прикрываясь политическим преследованиям.

Но на что не пойдешь ради «великой цели».


Новости по теме «Блог Александра Сацука»