25.07.2021 / Воскресенье/ 07:00
Д л я   т е х ,   к т о   з а н я т   д е л о м   !
Поиск
Экономика 14.06.2021 3463

Построит ли Илон Маск завод в «Великом камне»?

Автор: Александр НАДИШИН

В конце минувшей недели глава белорусско-китайского индустриального парка «Великий камень» Александр Ярошенко предложил владельцу Tesla и SpaceX Илону Маску открыть завод по производству электромобилей в Беларуси. Получилось забавно.

Построит ли Илон Маск завод в «Великом камне»?

По словам Александра Ярошенко, он услышал, что Маск подыскивает соответствующую площадку в России и поэтому предложил рассмотреть вариант строительства завода в Беларуси. Насколько это реально? Попробуем посмотреть на ситуацию с инвестиционной точки зрения.

По мнению Ярошенко, Беларусь и Россия находятся в ЕАЭС, поэтому в принципе нет разницы, где строить. А в «Великом камне» еще и льготы дадут, какие в России Маску не светят.

«Любой проект любой страны мира может рассмотреть эту площадку, как реализацию своих самых безумных инвестиционных проектов», - заявил Александр Ярошенко.

Здесь можно согласиться только со словом «безумных», поскольку в нынешней политической ситуации строить иностранному инвестору завод в Беларуси – это действительно попахивает безумием. Тем более американскому инвестору.

При выборе площадки под строительство завода любой инвестор оценивает не только расположение, будущую логистику и доступ к рынкам, который получает. Еще задолго до этого оцениваются страновые риски. Очень сомнительно, что Александр Ярошенко всего этого не понимает. Но если так, то постараемся объяснить, почему прозвучавшее предложение действительно попахивает безумием. Аналогичным образом можно было бы предложить ЕС построить в «Великом камне» завод по производству стрелкового оружия, о котором говорил недавно Лукашенко. Итак, какие риски возникают на пути Маска, если ему все же поступит такое официальное предложение.

Первый

Tesla и SpaceX – это американские компании, находящиеся в юрисдикции США. А США возобновили с 3 июня действие санкций в отношении девяти белорусских предприятий. ЕС на днях официально объявит о введении новых более жестких санкций из-за инцидента с самолетом Ryanair в Минске. У США к этому инциденту такое же жесткое отношение, поэтому нет сомнений, что к европейским санкциям присоединятся не только Великобритания и Украина, но и США.

Второй

Даже если не брать в расчет санкции, которые, конечно же, напрямую компаний Маска не могут коснуться, Вашингтон никогда не одобрит подобный инвестиционный проект в нынешней Беларуси. И даже если Маск по какой-то непонятной причине загорится, преодолеет недовольство Вашингтона и все же решит построить завод в Беларуси, он столкнется с другим, более сильным сопротивлением. Tesla и SpaceX – это не только Маск, но еще огромное количество американских, и не только, акционеров, которые точно не одобрят такой проект.

Третий

Илон Маск очень трепетно относится к имиджу своей компании. Достаточно вспомнить его недавний финт с биткоином, который был обвален буквально одним движением Маска только потому, что при майнинге данной криптовалюты в Китае наносится большой вред экологии планеты, поскольку большинство электростанций в этой стране работают на угле. Да, многие заподозрили Маска в том, что он использовал экологию как инструмент, чтобы обвалить биткоин, но все равно именно экология сыграла ключевую роль. Илон Маск действительно очень трепетно относится к имиджу своих компаний и для него совсем не пустой звук не только понятие защиты окружающей среды, но и прав человека. Он вряд ли пойдет на сотрудничество со страной, где по мнению Запада и конкретно США, похищают, пытают и убивают людей, захватывают самолеты, а тысячи граждан отправляются за решетку только за свои взгляды.

Четвертый

Даже если допустить невероятное, что несмотря на все вышеперечисленное Маск все же решит строить завод в Беларуси, еще на стадии разработки инвестпроекта он столкнется с таким международным противодействием, что, скоре всего, вынужден будет просто свернуть свой проект. Показательный примером здесь выступает не столько отмененный в Беларуси МЧ по хоккею, сколько громкая сделка с Siemens по поставке в Беларусь газотурбинных установок. Несмотря на то, что сделка была заключена задолго до того, как Беларусь превратилась в некое подобие Северной Кореи в центре Европы, международное давление на участников сделки привело к тому, что сначала шведское экспортно-кредитное агентство EKN отказалось страховать предоставление Беларуси кредита, а потом и немецкий KfW IPEX-Bank аннулировал белорусский кредит на 100 млн долларов, предназначавшийся для покупки турбин.

Пятый

На западе уже стало аксиомой то, что успешный бизнес могут создать только по-настоящему свободные люди, которые не просто выполняют приказы, а умеют свободно думать и творить.

А такие люди нынче в Беларуси не в почете. Ведь свободу не запрешь в рамки исключительно бизнеса. Она в любом случае окажет свое влияние и на образ мышления людей, которые будут работать на заводе Маска. Опять же показательный пример тут ПВТ.

Шестой

Льготы. Ранее это был очень серьезный козырь для привлечения в Беларусь крупных инвесторов. Их завлекали непомерными льготами, которые лично гарантировал Лукашенко. Сейчас ситуация кардинально иная. В свете последних событий инвесторы воспринимают льготы не как блага, а скорее как мышеловку с бесплатным сыром. Сегодня льготы дадут, а завтра могут и отобрать, да еще уголовное дело могут возбудить за уклонение от уплаты налогов.

Седьмой

Знаменитое "иногда не до законов". Если ранее у некоторых инвесторов еще были какие-то иллюзии относительно белорусских законов и белорусских судов, то теперь их не осталось. Права, как механизма гарантий для человека и для компании, в Беларуси больше не существует. Законы пишутся и исполняются с такой широтой трактовки, что ни у людей, ни у бизнеса в Беларуси сегодня не может быть никаких правовых гарантий. Ранее еще хоть как-то действовали личные гарантии Лукашенко, теперь вряд ли даже им кто-то поверит.

Восьмой

Возможность оказаться в заложниках. Достаточно вспомнить, что недавно Александр Лукашенко говорил о компаниях так называемых «недружественных стран», которые работают в Беларуси. А к таким странам сейчас относится и США. Лукашенко дал явно понять, что именно компаниям таких стран может быть  оказано особое, отнюдь ласковое, внимание.

Этот риск еще более усиливается, если учесть, что компания может оказаться в заложниках еще и потому, что кто-то из топ-менеджеров публично осудит насилие. Сам Маск принципиально осуждает любую форму насилия, хоть пока публично и не высказывался о ситуации в Беларуси.

Девятый

Если объективно анализировать рынок ЕАЭС, то разница принципиальная все же есть, где строить завод, в Беларуси или в России. В России дешевле энергоресурсы, более щадящее налогообложение, более-менее действует институт правовых гарантий. Кроме того, доступ на российский рынок произведенных в Беларуси товаров не такой уж свободный. Официальные власти даже сами заявляют о множестве препятствий на этом пути. А скандалов сколько было по ограничению белорусских товаров в России? Кроме того, официальная позиция Запада такова, что Путин специально сейчас поддерживает Лукашенко, чтобы увеличить зависимость Беларуси от России, и в нужный момент может мгновенно перекрыть кислород. Илон Маск вряд ли этот риск проигнорирует.

Десятый

Нестабильность текущей политической ситуации в Беларуси. Сегодня никто не может точно сказать, какая политическая ситуация в стране будет завтра, через месяц или год, не говоря уже о долгосрочном прогнозировании. Как политическая ситуация скажется на экономике, на квалифицированной рабочей силе, которая уже сейчас массово уезжает из страны? Кто сейчас в принципе может сделать бизнес-план по такому проекту, с прогнозом развития хотя бы на 5 лет? А в ситуации, когда сам Лукашенко говорит своему окружению готовиться к войне, действительно только безумец начнет строить в такой стране завод.

А что же положительные моменты, которые могут привлечь Маска в «Великий камень»? Готовая инфраструктура парка, логистика, дешевая рабочая сила… Вот, пожалуй, и все. Они скопом не выстоят даже против одного риск-фактора, не говоря уже о десяти. О чем же тогда в принципе говорил Александр Ярошенко? Понять это сложно.


Новости по теме «Экономика»