24.09.2021 / Пятница/ 12:49
Д л я   т е х ,   к т о   з а н я т   д е л о м   !
Поиск
Общество 17.08.2020 5946

Минчане рассказали об избиениях в РУВД и на Окрестина, а также о ненависти медиков к ОМОНу

Автор: Ирина МУРИНА

Задержанные в Минске 11 августа вечером молодые люди рассказали «Ежедневнику» подробности своего задержания бойцами ОМОН, а также об избиениях, условиях содержания в РУВД и ЦИП на Окрестина и о спасении благодаря белорусским медикам.

Минчане рассказали об избиениях в РУВД и на Окрестина, а также о ненависти медиков к ОМОНу

Сегодня освобожденные из РУВД и Окрестина откровенно рассказывают свои истории. И хотя замминистра МВД Александр Барсуков заявил, что «издевательств не было», ему вряд ли кто-то теперь поверит.

Забегая вперед, скажем, что история тридцатидвухлетнего минчанина Максима закончилась еще вполне благополучно (если, конечно, можно так сказать). Он не попал на Окрестина в отличие от своего друга Андрея. Тем не менее, оба молодых человека вряд ли когда-то забудут все то, что увидели и что им пришлось пережить в эти страшные сутки.

В автозаке: узкие камеры и нечем дышать

Максима и его друга Андрея задержали вечером 11 августа недалеко от гостиницы «Юбилейная» в тот момент, когда они возвращались с велопрогулки домой.

«Омоновцы в бронежилетах быстро бросили велосипеды в автозак, а нам заломили руки назад, кричали: Лежать! Лицом вниз!», – рассказывает Максим.

После этого молодых людей кинули в автозак, где их «приняли» уже другие омоновцы. Здесь их стали сразу избивать.

«Не могу сказать, что били очень сильно. Я ведь понимаю, как могут бить, если бы они захотели «приложиться»: насмотрелся на видео, как избивали в последние дни людей. Удары, нанесенные нам, явно были сделаны не в полную силу», – говорит он.

После этого у молодых людей отобрали вещи, телефоны. В телефоне Андрея среди прочего они увидели видео из интернета с мирных демонстраций. Это вызвало, по словам нашего собеседника, у бойцов ОМОНа дополнительную агрессию.

После молодых людей «запихнули» в камеры, в так называемые узкие «стаканы», находящиеся по обеим сторонам автозака. В них можно было только стоять, было очень душно и просто нечем дышать.

«Захотели страну для жизни?»

«По приезде в Ленинское РУВД нас сразу стали избивать прямо на выходе из автозака. Нам кричали опустить головы, и я случайно, ничего не видя перед собой, чуть шагнул в сторону, и сразу на меня полетели удары дубинкой», – рассказывает собеседник.

На Максима, по его словам, сразу указали, как на основного, зачинщика, соответственно и бить его стали сильнее.

«Почему они решили, что я координатор? Не знаю. Возможно, потому, что я высокий и крепче телосложением, чем мой друг и двое других мужчин из нашего автозака», – предположил молодой человек.

Во внутреннем дворике милиции всех задержанных поставили лицом к стене, заставили широко расставить ноги, и стали избивать. Били жестоко, с остервенением, агрессией, всем чем придется: руками, ногами, дубинками. Удары наносились по спине, ногам, ягодицам.

Нанося удары, «люди в черном» кричали: «Захотели страну для жизни – мы вам устроим! За двадцать долларов протестуете?».

Наш собеседник поясняет: переубеждать их было бессмысленно. Возможно, им так говорят их начальники, что люди действительно выходят на мирные демонстрации за деньги.

«Уже после одному мужчине стало плохо, он тяжело дышал, и ему вызвали скорую. Я понял, что ОМОН на самом деле боится, что кто-то может тут умереть. А возможно, это мне попались такие», – продолжает рассказ молодой человек.

Что происходило в гаражах

На ночь всех людей поместили в два технических бокса, похожих на гаражи, размером примерно 8 на 4 метра. Максим признает, что в помещениях было тепло, работала вентиляция.

Он пояснил, что РУВД в данных случаях выступает как пункт передержки, где задержанные проводят ночь, чтобы затем с утра отправиться на Окрестина либо в Жодино, где сразу и проводятся суды.

«Здесь мы провели всю ночь со стяжкой на руках, отчего руки совсем онемели. Моего друга поместили в один бокс, а меня во второй. В основном мы все время стояли, присесть удалось лишь под утро. Люди продолжали прибывать всю ночь. К утру я насчитал в своем гараже около 35-40 человек», – вспоминает Максим.

Основные задержанные, по его словам, – это мужчины, женщин в боксе было только четыре: две молодые девушки и мать с дочерью, доставленные в милицию под утро.

Описывая находящихся рядом с ним, наш собеседник говорит, что люди были разные: в основном молодежь, но были люди и за сорок, и за пятьдесят, был даже совсем пожилой мужчина.

«Со мной в боксе был руководитель tribuna.com Максим Березинский (его, как я прочитал в новостях после, отпустили на следующий день). Были здесь и студенты, и люди из Серебрянки, там как раз в тот вечер были активные протесты. У многих задержанных лица и тела были в крови, видно, что их задерживали жестко, с агрессией и применением силы», – поделился Максим.

«Истории задержаний абсолютно разные, люди стали потом ими делиться, – вспоминает он. – Кого-то вытаскивали прямо из машины, жестоко избивали, и потом привозили сюда. Задержали даже строителей из Пинска и Лунинца, которые приехали на работу в Минск делать реконструкцию здания в центре Минска. Их ОМОН взял прямо в переходе у железнодорожного вокзала. Был мужчина, у которого умерла жена, и он в этот день ее кремировал, а после вечером выпил с друзьями и просто возвращался домой. Это последнее, что он помнит. У него была разбита голова и лицо с одной стороны было красным от крови».

«Многие были в подавленном состоянии, учитывая все избиения, всю эту жестокость и агрессию силовиков, также люди не знали, что может их еще ожидать», – добавил он.

Как рассказывает Максим, задержанных по очереди охраняли милиционеры, многие из которых были вполне адекватные люди, они точно не зверствовали как ОМОН, откликались на просьбы. Правда, были и такие, которые были негативно настроены к задержанным.

В целом, как отметил молодой человек, всех пускали по просьбе в туалет, воду пили из бутылок, еды не было.

Что было утром

С наступлением утра милиция вызвала скорую для троих пострадавших, которые себя чувствовали совсем плохо.

Максим рассказывает, что у него продолжала сильно болеть нога из-за ударов дубинкой и ногами, и он попросил милиционера, чтобы врач осмотрел и его.

«Я даже не надеялся, что врачи могут нас забрать. Я попросил осмотреть мою ногу, потому что она сильно болела и опухла, я надеялся, что ее мне хотя бы перебинтуют. А врач, уже после осмотра, сказала милиции, что осмотренных с серьезными травмами забирает в больницу», – продолжил рассказ молодой человек.

«Уже в машине «скорой» за пределами РОВД я понял, что она сделала это намеренно, попыталась спасти нас таким образом, и я ей за это благодарен», – рассказал он.

«Мы ехали в машине скорой помощи, и я услышал, что говорят медики про ОМОН. Они его презирают, и это еще мягко сказать, – подчеркнул собеседник. – В первую очередь, за то, что омоновцы стреляют в людей, избивают их, так беспощадно по-зверски калечат».

Также медиков возмущает, что омоновцам за эти «жаркие дни», по слухам, еще платят и немалые деньги.

Уже в БСМП в отделение травматологии, другой молодой врач рассказал Максиму, каких избитых людей к ним привозят, показал жуткие фотографии ранений.

По словам медика, нужны железные нервы спокойно смотреть на все это.

На Окрестина: коридор из дубинок

История друга Максима Андрея немного иная. В ней больше жестокости – ему не удалось избежать попадания в ЦИП на Окрестина. Он поделился с нами условиями своего содержания там.

«По приезде ОМОН делает коридор, по которому ты проходишь, и тебя бьют ногами и дубинками, затем ведут в камеру», – рассказал он.

«В небольшом помещении разместили 120 человек. Изредка приносили воду. Пили по три глотка, чтобы хватило всем. Ночью еще дали котлет с хлебом, но выглядело это как корм для свиней. Мы ели их грязными руками, делились, ломали пополам», – добавляет Андрей.

Ночью, по его словам, дали подписывать какие-то протоколы не читая.

«Я даже не видел, что подписываю, в голове было только одно: огромное желание быстрее выйти отсюда», – делится собеседник.

Позже, по словам Андрея, озвучили фамилии тех, кого отпускают, среди них была и его. Около часа он и другие задержанные стояли ночью лицом к забору, ждали, когда их отпустят. В это время ОМОН избивал новоприбывших.

«Там все время стоят страшные крики, вопли людей, это жутко», – вспоминает молодой человек.

Дома

Сегодня наши собеседники находятся дома. Из-за полученной травмы ноги Максим передвигается пока еще с трудом. Также они пока не могут найти свои велосипеды.

Молодые люди уверены: народ не простит никогда этой намеренной жестокости и агрессии со стороны силовиков, все эти зверские избиения, унижения и пытки. 


Новости по теме «Общество»